Рожков С.А. Групповое бессознательное и бессознательное группы: концепции и инструмент психотерапии

ГРУППОВОЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ ГРУППЫ: КОНЦЕПЦИИ И ИНСТРУМЕНТ ПСИХОТЕРАПИИ

Рожков С.А.
Доцент кафедры психиатрии, наркологии и психотерапии
ФПК и ППС СибГМУ, к.м.н., г. Томск

 

Исследование бессознательного – одна из основных задач и отличительная черта психоанализа. Сохраняет ли групповой анализ эту черту? Какое именно бессознательное исследуется в работе группы? Идет ли речь только об исследовании бессознательного индивида в группе и с помощью возможностей группы? Однако группа – это нечто большее и качественно иное, чем простая совокупность участников группы. В таком случае идет ли речь о каком-то ином феномене, который может быть обозначен терминами вроде «групповое бессознательное» или «бессознательное группы»?

С одной стороны, Фрейд использовал термин «бессознательное» в описательном смысле слова для обозначения совокупности содержаний, не присутствующих в актуальном поле сознания. С другой стороны, «Бессознательное» в топическом смысле слова описывает его систему, психическую структуру.

Термины «бессознательное группы» и «групповое бессознательное» могут выступать отчасти как синонимы.  И в то же время каждый из них имеет собственный смысловой оттенок, порождая специфические ассоциации, образы и метафоры. В этом смысле «бессознательное группы» скорее ассоциируется с неосознаваемым содержанием, а «групповое бессознательное» с психической топикой, психической системой группы. Если первое представление, касающееся того что в группе исследуется бессознательное содержание, бессознательный смысл снов, ассоциаций, поведения практически не вызывает возражений, то второй термин значительно сложнее поддается концептуализации. Обсуждение феноменов и проявлений бессознательного в группах или же вообще «группового бессознательного» как особого свойства психоаналитически исследуемой группы встречается лишь в виде единичных, разрозненных высказываний. Р.Лобе [7] пишет, что «…от систематического метапсихологического исследования «группового бессознательного» в благоговейном ужасе отшатываются даже психоаналитики социологического направления. Благоговение относится к впечатляющей сложности, свойственной бессознательным групповым процессам». До тех пор пока мы не располагаем хотя бы основами метатеории «группового бессознательного», мы вынуждены обращаться к постоянным заимствованиям из индивидуальной психологии.

Психический групповой аппарат является «аппаратом», несводимым к индивидуальному психическому аппарату. Он включает особенную психическую работу с психической реальностью группы и внутри группы. Этот механизм связывания и трансформации психики работает только на основе вкладов субъектов. В группе из самого факта группировки и с помощью него создается ряд соглашений на уровне психики, и этот аппарат определяется как психическая реальность или «психика» группы [6].

Вместе с тем, психоанализ проделал впечатляющий путь от «психологии одной персоны» к «психологии двух персон» как основы психоаналитического взаимодействия. Не только в практике, но и в теории сформировалось представление о сложном взаимодействии и взаимозависимости переживаний пациента и психоаналитика.

Открытие З.Фрейдом переноса как преимущественно бессознательного феномена явилось существенной вехой не только в понимании переживаний пациента в процессе психоанализа, но и как повсеместного и универсального явления психической реальности людей и их взаимоотношений. Переносу психоаналитика (контрпереносу) Фрейд придавал меньшее значение и видел в нем скорее препятствие, вносящее искажение в исследование переноса пациента. Поэтому контрперенос должен быть по возможности проанализирован и устранен. С этим связаны рекомендации о проведении психоаналитического лечения в условиях абстинентности и нейтральности. Однако уже первоначальная метафора психоаналитика как «зеркала», лишь отражающего переживания пациента, сопровождается представлением о том, что психоаналитик должен быть особым образом настроен на бессознательное пациента, быть чувствительным к собственному бессознательному, исследовать это бессознательное с помощью «свободно плавающего внимания».

Вторая половина ХХ века характеризуется активным развитием представлений о контрпереносе. Контрперенос из препятствия становится инструментом исследования бессознательного пациента. Постепенно утверждается представление о тесной взаимосвязи переживаний пациента и психоаналитика. Не только перенос порождает контрперенос, но и контрперенос влияет на перенос пациента. Постепенно утверждается представление о том, что перенос и контрперенос находятся в постоянном динамичном взаимодействии, создавая поле бессознательной коммуникации психоаналитической пары [5]. Несомненно, что трансферентное поле группы значительно шире, многообразнее и сложнее.  

М.Кляйн описывает механизм проективной идентификации [4], с помощью которого один индивид проецирует в другого часть своего психического содержания, побуждая его чувствовать, переживать и действовать в соответствии с осуществленной проекцией. Проективная идентификация имеет огромное значение не только в довербальной коммуникации матери и ребенка, но в повседневном общении  людей. На концепции проективной идентификации основываются многие теории контрпереноса. По словам П.Хайманн [11], «…контрперенос  аналитика является не только составной частью аналитических отношений, но и творением пациента, это часть личности пациента». У.Бион в концепции «контейнируемого-контейнера» существенно дополняет это представление [3]. Согласно этой концепции ребенок помещает свои переживания в мать, используя ее как контейнер. Мать, в свою очередь, внутри себя активно перерабатывает это переживание и возвращает его ребенку своей реакцией в более переносимом виде. Идентифицируясь с контейнирующей функцией матери, ребенок развивает свою аффективную толерантность. Тот же процесс происходит во взаимодействии пациента и психотерапевта. В этом смысле не только ведущий группы, но и группа в целом представляет собой контейнер для переживаний ее участников, по сути, выполняя функцию материнского объекта.

Еще более впечатляющую перспективу открывает интерсубъективное направление [8, 10]. Согласно этому направлению взаимодействие субъективных реальностей пациента и психоаналитика формирует «интерсубъективную реальность», «интерсубъективное поле». Иными словами формируется психическое пространство между двумя субъективными реальностями. Оно создается этими реальностями, включает их в себя, но не принадлежит ни одному из них, представляя собой специфическую  психическую структуру, в том числе и бессознательную. В свою очередь, динамически развивающаяся интерсубъективная реальность изменяет субъективные реальности каждого из участников. Представление об интерсубъективном пространстве группы – еще одна возможность представить себе существование специфического бессознательного группы и группового бессознательного.

Специфические теории групповой психологии берут начало от работы З.Фрейда «Психология масс и анализ человеческого Я» [12]. Хотя эта работа посвящена психологии больших групп (армия, церковь), в ней предпринимается попытка увидеть групповые механизмы. Фрейд  предположил, что группа формируется тогда, когда у ее членов возникает либидинозная зависимость от лидера и друг от друга. Либидинозная зависимость реализуется через механизмы регрессии, идентификации между членами группы друг с другом и дедифференциации (в соответствии с которой они не обладают индивидуальностью, но стремятся к достижению общих целей).

У.Бион, исследуя групповую динамику, пришел к выводу о возможности рассматривать психические процессы в группе в соответствии с представлением о группе как едином целом, подобном индивидуальной психической структуре [1, 2, 3]. Реакция участников на включение в группу порождает совокупность потребностей, фантазий, страхов и защит, которые формируют общее для группы и целостное бессознательное переживание – «базовое допущение». Бион описал базовые допущения «борьбы-бегства», «зависимости» и «формирования пар». В работе с группой как целым психотерапевт действует так, словно имеет дело с индивидуальной психической структурой. Интересно рассмотреть представления о «группе базового допущения» и «рабочей группы» не только как о состояниях группы, но и как о структурных элементах психики группы (Р.Лобе). При этом «рабочая группа» соответствует Я, а «группа базового допущения» – Оно группы. Возможно, что правила работы группы и «групповая культура» могут быть рассмотрены в качестве Сверх-Я группы.

З.Фукс рассматривал группу как «организм». Одним из центральных понятий в его представлениях о группе является «матрица» – совокупность основных психических  структур и структура коммуникации участников группы, как индивидуальных структур, коренящихся в инфантильном развитии, так и всех имеющихся форм интеракционных связей. Фукс понимал матрицу как скрытую, гипотетическую паутину коммуникаций в группе, на фоне которой происходит все с ее отдельными членами группы и с группой в целом. Изменения в группе происходят посредством психологических процессов, которые вступают во взаимодействие с групповой матрицей и являются бессознательными, интерпсихическими и трансперсональными. Метафорически группа рассматривается как контейнер, в котором формируются и переформировываются психики отдельных людей, или как материнский сосуд, или сосуд алхимика, в котором все варится и получается нечто новое. Одним из впечатляющих примеров самостоятельности матрицы является наблюдение, что ее структура сохраняется после полной смены участников в группе, включая ведущего [1, 2, 9].

Бессознательное недоступно прямому наблюдению и исследованию ни с помощью интроспекции, ни с помощью внешнего наблюдения. Оно не может быть объективизировано с использованием естественнонаучных методов, поскольку исследователь может иметь дело лишь с его проявлениями или последствиями того, что бессознательное существует. В полной мере это относится и к групповому бессознательному, хотя его существование и функционирование значительно труднее поддаются формированию представлений в сравнении с бессознательным индивида. Однако если отказаться от тенденции овеществления психики (что, впрочем, вполне естественно и вытекает как раз из особенностей психики), предполагая наличие некоторого материального субстрата психической структуры, и рассматривать бессознательное как психические процессы, то различия между индивидуальным и групповым бессознательным не кажутся такими принципиальными. И сама идея существования группового бессознательного как живого динамичного  текучего процесса перестает быть всего лишь практически полезным допущением.

Различные теории пытаются дать гипотетические описания групповых процессов, в том числе бессознательных. Вместе с тем, следует иметь в виду то различие, которое существует между психоаналитической теорией и психоаналитической практикой. Теоретические построения, которые сами по себе являются подчас гипотетическими и метафорическими конструктами, не могут быть прямо перенесены в практическое взаимодействие терапевта и пациента. Теория – это карта, помогающая ориентироваться на местности. В практической работе с группой мы имеем дело непосредственно с психической (субъективной) реальностью. Поэтому, с одной стороны, мы опираемся на теоретические допущения, с другой – должны быть готовы отказаться от теоретического построения ради непосредственного контакта с этой реальностью ради ее исследования. Даже если «групповое бессознательное» является полезным допущением, это открывает нам широкие перспективы терапевтического вмешательства.

При этом необходимо помнить, что теоретически мы рассуждаем о бессознательном вообще, а практически имеем дело с бессознательным индивида. Аналогичным образом следует относится к представлениям о групповом бессознательном. Нет группового бессознательного вообще, но есть бессознательное данной группы.

Уже идея Фукса о том, что включение индивида в групповую матрицу целительно само  по себе, дает представление о возможности рассматривать групповое бессознательное как инструмент терапии. В практической работе с групповой мы склонны действовать так, словно есть не только неосознаваемые переживания участников группы, но и группа обладает особой психической структурой. Мы предполагаем, что включение в группу и в групповое бессознательное вносит изменения в субъективную реальность индивида. Проясняя бессознательное группы, мы проясняем бессознательное индивида. Работая внутри бессознательного группы, мы используем его как инструмент для терапевтического воздействия на группу в целом и индивидов, ее составляющих. Группа становится «заботящимся окружением» для ее участников и контейнером для переживаний, способствует усвоению контейнирующей функции индивидами (подобно невербальному и даже довербальному взаимодействию матери и младенца). Процесс развития группового мышления способствует развитию мышления индивидов.

Мы можем воспринимать ассоциации, фантазии и поведение одного участника группы как отражение групповой бессознательной фантазии, рассматривать сновидение участника группы как сновидение группы, работать с «сопротивлением группы», видеть в конфликте участников отражение и разыгрывание внутрипсихического конфликта [9].

Представление об интерсубъективном пространстве и интерсубъективной реальности группы, за счет которых индивид расширяет и изменяет свою индивидуальную субъективную реальность (в том числе и на неосознаваемом уровне) также дополняет перспективу использования группового бессознательного в качестве инструмента психотерапевтических изменений.

 

Литература

  1. ванн Вик Ю.В. Факторы воздействия групповой аналитической психотерапии. // Групповой анализ. Теория – техника – применение. М.: Изд-во «VERTE», 2009. – С. 130 – 149.
  2. Веллерт И. Теоретические построения группового анализа. // Групповой анализ. Теория – техника – применение. М.: Изд-во «VERTE», 2009. – С. 23 – 63.
  3. Гринберг Л., Сор Д., Табак де Бьянчеди Э. Введение в работы Биона: Группы, познание, психозы, мышление, трансформация, психоаналитическая практика / Пер. с англ. – М.: «Когито-центр», 2007. – 158 с.
  4. Гротштейн Дж., Расщепление и проективная идентификация. – М.: Институт общегуманитарных исследований, 2012. – 224 с.
  5. Джейкобз Т. Прошлое и будущее контрпереноса: обзор концепций. // Эра контрпереноса: Антология психоаналитических исследований. – М.: Академический Проект, 2005. – С. 196 – 236.
  6. Каэс Р. Теория психоанализа групп / Пер. с фр. – М.: АСТ: Апрель, 2005. – 158 с.
  7. Лобе Р. Регрессия группы и регрессия в группе? // Групповой анализ. Теория – техника – применение. М.: Изд-во «VERTE», 2009. – С. 199 – 221.
  8. Огден Т. Мечты и интерпретации / Пер. с англ. – М.: Независимая фирма «Класс», 2001. – 160 с.
  9. Рутан Дж., У.Стоун. Психодинамическая групповая психотерапия. – СПб: Питер, 2002. – 400 с.
  10. Столороу Р., Брандшафт Б., Атвуд Дж. Клинический психоанализ. Интерсубъективный подход / Пер.с англ. – М., «Когито-центр», 1999. – 252 с.
  11. Хайманн П. О контрпереносе. // Эра контрпереноса: Антология психоаналитических исследований. – М.: Академический Проект, 2005. – С. 239 – 247.
  12. Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого Я // Психоанализ / Сост. и общая редакция В.М.Лейбина. – СПб: Питер, 2001. – с. 408 – 471.

Дежурный супервизор

skype
email

Отправьте заявку на супервизию.
Укажите ваш контактный номер телефона.

Мы свяжемся с Вами в течение 15 минут!

Календарь мероприятий

п в с ч п с в
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30