Чепель Т. Л. Психотерапевты и школьные психологи: возможности профессионального партнерства и разделения ответственности

ПСИХОТЕРАПЕВТЫ И ШКОЛЬНЫЕ ПСИХОЛОГИ: ВОЗМОЖНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА И РАЗДЕЛЕНИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Чепель Т. Л.

Директор ГБОУ НСО ОЦДК, к.пс.н., профессор НГПУ, г. Новосибирск

 

Размышляя о необходимости и возможностях профессионального партнерства и разделения ответственности между психотерапевтами и школьными психологами, считаю важным обратиться к идее академика Ю. М. Забродина о принципиальном различии двух сфер реализации психолога-практика. Первую он обозначает как сферу собственно практической психологии, а вторую — как сферу психологической практики.

Психологи образования (в том числе — школьные психологи) — это представители Службы практической психологии образования РФ, то есть первой сферы, по классификации Ю. М. Забродина. Очевидно, что в практической психологии специалист должен осуществлять свою деятельность в контексте психологических проблем, которые возникают у человека в связи с его включенностью в определенную профессиональную область деятельности. Наличие таких специфических психологических проблем, связанных с особенностями исполнения профессиональных ролей, функциональных обязанностей, деловых отношений, с требованиями соблюдения норм профессиональной этики, и вызывает к жизни различные службы практической психологии, которые функционируют сегодня не только в системе образования, но и в МЧС, МВД, в органах государственной службы, в здравоохранении, в бизнес-структурах, в армии и т. д. Общим для всех служб практической психологии является то, что, работая в них, психолог действует по своеобразному заказу определенной сферы или того ведомства, выстраивая свою деятельность по законам и правилам того «чужого монастыря», в котором он «служит».

 В этой, первой сфере профессиональной реализации, психолог помогает человеку не просто как свободной и независимой личности, но как субъекту, сознательно принявшему на себя те или иные профессиональные обязанности и нуждающемуся в психологической поддержке или сопровождении в силу психологических требований, которые предъявляет к личности особая, специфическая профессиональная позиция. Так школьные психологи осуществляют психологическое сопровождение детей, педагогов и родителей именно как участников образовательного процесса, работая с теми психологическими проблемами, которые возникают у детей и взрослых в связи с требованиями школы, спецификой образовательной программы, особенностями организации образовательного процесса и теми правами, обязанностями и ответственностью, которыми обладает каждый его участник. Можно с уверенностью сказать, что позиция практического психолога в «монастыре педагогики» далеко не так проста, как может показаться на первый взгляд. Ценности ребенка — и нормы освоения им предметных знаний в соответствии с государственными образовательными стандартами, которыми руководствуется школа; потребности растущей и развивающейся личности младшего школьника, подростка и юноши — и требования к их школьным позициям; ценности развития — и нормы функционирования; ценности индивидуальности, неповторимости психологического облика — и правила поведения в школе; ценности безоценочного отношения к человеку и безусловного принятия каждого ребенка — и системы школьных отметок, рейтингов, рангов — вступают в трудно примиряемые в сознании и деятельности противоречия. Это может порождать конфликты между психологами и педагогами или существенно деформировать профессиональную позицию психологов, или порождать у них внутренние конфликты и как следствие вызывать синдром эмоционального выгорания.

На фоне профессионального одиночества психолога в педагогическом коллективе эти причины могут вызывать у школьных психологов настойчивое желание произвести сдвиг своей профессиональной деятельности в сторону независимой психологической практики, или неосознанное стремление заниматься «собственно психологической работой», все больше уходя от работы с детьми как с учащимися, с учителями как с профессионалами, с родителями как с первыми и самыми важными воспитателями ребенка — в сторону взаимодействия с ними как с клиентами психотерапевта.

Вторая область профессиональной реализации психолога названа Ю. М. Забродиным сферой психологической практики, и именно в ней работают психотерапевты и психологи-консультанты, оказывая психологические услуги клиентам в зависимости от их личных запросов, на основе устанавливаемых договорных отношений. Важно подчеркнуть, что в этой сфере специалист в значительной мере более свободен в организации своей деятельности, чем психолог в сфере практической психологи. Он не ограничен закрепленными требованиями ведомственной службы, установленными приоритетными психологическими задачами, обязательными для осуществления направлениями деятельности, нормированными трудозатратами на каждый вид работы. Эта свобода, предоставляет широкое поле возможностей самореализации для практикующего психолога, но, очевидно, не освобождает специалистов от профессиональной ответственности за качество своих услуг, за созидаемый их практикой социальный образ психотерапевта, — в конечном счете — за психологическое благополучие в обществе. Очевидно, что и в той сфере психологической практики, к которой принадлежат практикующие психотерапевты, — тоже немало собственных психологических профессиональных рифов, проблем и рисков. Именно поэтому так важно профессиональное общение в том формате, который позволяет вырабатывать своеобразные профессиональные стандарты в нашей важной, сложной сфере профессиональной самореализации.

Таким образом, психотерапевтическая и консультативная помощь населению в РФ и на территории Сибири осуществляется в форме возмездных профессиональных услуг (оплачиваемых клиентами), спектр которых постоянно расширяется, а их качество и доступность — возрастают, в том числе, и прежде всего за счет усилий профессионального сообщества, за счет разнообразной деятельности Психотерапевтической лиги, а психологические услуги субъектам образовательного процесса (учащимся, воспитанникам детских садов, студентам, педагогам, родителям) оказывают педагоги-психологи Службы практической психологии образования. Эта служба является инновацией в системе российского образования, создана всего 20 лет назад на территории РФ, финансируется из бюджета субъектов федерации и осуществляет свою деятельность на основе нормативно-правовых актов федерального и регионального масштаба, а также на основе норм профессиональной деятельности, устанавливаемых общественными объединениями педагогов-психологов, прежде всего — Федерацией психологов образования РФ. Важно осознавать, что спектр гарантированных и бесплатных для детей, родителей и педагогов психологических услуг, оказываемых педагогами-психологами в системе образования, значительно уже, чем те, которые могут предоставляться в практике психотерапии и психологического консультирования, что вполне понятно и объяснимо.

Основные психологические услуги в системе образования, предоставляемые Службой практической психологии образования в рамках оплаченного государством пакета, связаны трудностями обучения у детей, со сложностями во взаимодействиях и взаимоотношениях детей и взрослых в образовательной среде, с проблемами в поддержании дисциплины на уроке, с задачами повышения мотивации учения и активизации мышления учащихся, с необходимостью индивидуализации образовательного процесса и создания комфортной психологической атмосферы в школе, с задачей сохранения и укрепления психологического здоровья детей и педагогов. Этот круг приоритетных психологических проблем привел к определению в качестве основных направлений (или видов) профессиональной деятельности школьных психологов во всех действующих нормативно-правовых документах, регламентирующих деятельность Службы, таких, как психологическая диагностика, психологическая коррекция, психологическое просвещение, психопрофилактика и консультирование. В качестве дополнительных и важных (в последние годы) вводятся в практику работы школьных психологов пока только осваиваемые ими новые виды работ: социально-психологический мониторинг, психологическая экспертиза образовательного процесса и его условий, психолого-педагогическое проектирование. Каждый из них специфичен и требует от школьных психологов особого профессионализма, а также глубокого осознания специалистами пределов своей компетенции и сферы собственной профессиональной ответственности.

Очевидно, что спектр психологических проблем, которые могут стать предметом профессиональной деятельности педагогов-психологов, значительно уже спектра реальных психологических трудностей, существующих у детей, подростков, юношей, у их родителей и педагогов — как у личностей с их особой жизненной ситуацией, неповторимой судьбой и индивидуальным своеобразием внутреннего мира. Эта сложная личностная психологическая проблематика «искушает» и самих педагогов-психологов, и детей, и учителей и родителей, находящихся под их профессиональным «патронатом», неправомерно раздвигать границы своего взаимодействия. Одни (потенциальные клиенты) претендуют, а другие (школьные психологи) — пытаются отозваться на ожидания или просьбы в оказании психотерапевтической и специфической психоконсультативной помощи по широкому кругу глубинных психологических проблематик, среди которых и супружеские отношения, и личные психологические драмы, и семейные конфликты и многое другое. А порой (что значительно хуже!) школьные психологи сами предлагают психотерапевтические услуги детям и родителям, в то время, как для их оказания у них нет необходимых ресурсов (времени, места, профессиональной подготовленности), и даже самого права на их осуществление на территории образовательного учреждения в рамках деятельности службы практической психологии образования.

Безусловно, отзывчивость на чужую боль, — важное и социально одобряемое личностное качество, но в ситуации профессиональной деятельности школьного психолога оно должно проявляться в корректном определении возможностей своего личного участия и в четком понимании пределов своих профессиональных возможностей и ответственности. Существуют закрепленные первостепенные профессиональные задачи, и их необходимо решать на высоком уровне качества, и есть психологические запросы детей, родителей и педагогов, которые необходимо грамотно направлять тем профессионалам, в данном случае, практикующим психотерапевтам и консультантам, которые способны их разрешать в рамках своих особых компетенций и договорных отношений с клиентом.

В этом смысле между и школьными психологами, с одной стороны, и психотерапевтами и консультантами, с другой, — должны устанавливаться взаимно ответственные и взаимно полезные отношения, создаваться своеобразное поле «профессионального партнерства», позволяющее каждой из профессиональных групп понимать и уважать друг друга, надеяться друг на друга, поскольку точкой пересечения их профессиональных задач являются зачастую одни и те же люди. Взаимодействие между двумя специфическими сферами профессиональной реализации психологов — остро необходимо, но, наш взгляд, до сих пор осуществляется, в лучшем случае в форме мирного сосуществования, а в худших вариантах приобретает черты открытой конфронтации или профессионального состязания. Между тем, очевидно, что такое профессиональное взаимодействие необходимо строить в форме продуктивного сотрудничества, которое предполагает взаимное уважение, взаимное признание, взаимные договоренности, совместные виды деятельности, разделение ответственности и определение полномочий и компетенций каждого из партнеров.

 Полем сотрудничества и объединения усилий, ведущим к взаимной полезности, может служить, на мой взгляд, затрудняющая разворачивание и практики психотерапии и консультирования в России, и эффективной практики психологического сопровождения субъектов образовательного процесса, проблема мотивации населения на получение психологической помощи. По большому счету — это проблема психологической просвещенности, психологической культуры населения, и более того — это проблема психологического благополучия в социуме. Абсолютно убеждена, что школьные психологи, имеющие доступ к организованным группам взрослых и детей, обладающие прямыми полномочиями по их психологическому просвещению, могли бы взять на себя осознанное решение такой задачи, как актуализация и даже формирование потребностей родителей и педагогов в получении квалифицированной психологической помощи по тому кругу проблем, которые традиционно в российской культуре либо замалчиваются, либо решаются примитивными коммунальными средствами, либо адресуются в сферу сомнительных парапсихологических практик (гадалки, колдуны, экстрасенсы). Очевидно, что школьные психологи тем лучше бы справлялись с такой задачей, чем в большей мере обладали бы надежной профессионально-экспертной информацией о специалистах, эффективно решающих те или иные психологические проблемы детей и взрослых средствами психотерапии и консультирования. Это позволило бы школьным психологам корректно исполнять диспетчерскую функцию, направляя своих детей и их родителей, педагогов как личностей с их собственными психологическими трудностями, к тем коллегам, кто специализируется на определенных профессиональных психологических проблематиках.

 Обладают ли сегодня школьные психологи такой информацией? Только на уровне личных контактов. Нужно ли подобное взаимодействие психотерапевтам? Отдельным практикующим специалистам, возможно, и нет: клиентов пока хватает, а качество услуг — дело личной ответственности частнопрактикующего специалиста. А профессиональным сообществам, которые смотрят дальше личного психотерапевтического кабинета, думается, такое взаимодействие необходимо по нескольким причинам: во-первых, с целью установления позитивного образа самой психотерапии как гуманитарного проекта, ориентированного на сохранение психологического благополучия в социуме, во-вторых, для установления и соблюдения норм профессиональной этики и тех профессиональных стандартов психотерапевтической практики, без которых эта сфера не может существовать как эффективная и безопасная для клиентов.

Кроме того, консультанты и психотерапевты, оказывающие услуги детям и взрослым, могли бы адресоваться к школьным психологам как к профессиональным партнерам по взаимодействию с целью закрепления отсроченного эффекта после оказания своих услуг детям и взрослым. Очевидно, что всякий ребенок после получения психотерапевтической помощи может нуждаться в профессиональном сопровождении (именно сопровождении) с целью оптимизации социальной ситуации его развития (Л. С. Выготский), поскольку именно социальная ситуация — основной источник психологических проблем и трудностей развивающейся личности. Школа — важнейший компонент социальной ситуации развития младшего школьника, подростка и юноши, но самостоятельно ребенок не всегда может построить оптимизировать свои взаимоотношения со школой. Другая группа клиентов психотерапевтов — взрослые, после получения консультативной или терапевтической помощи зачастую также нуждаются в урегулировании своих отношений с учителями, со школой. В установлении более продуктивных взаимодействий с ними. Это входит в прямые полномочия и сферу ответственности школьного психолога и практически никогда не может быть решено только средствами психотерапии, в силу отсутствия у самих терапевтов объективных представлений об устройстве школьной жизни, школьной среды, школьного уклада.

 Что нужно, чтобы между двумя профессиональными группами, психологами-консультантами и педагогами-психологами, возникало и крепло подлинное партнерство, а не строились бы конкурентно-соревновательные отношения? Думается, необходимы несколько условий. Первое: четкое знание и понимание профессиональных задач, сфер ответственности и полномочий друг друга: педагоги-психологи должны иметь возможность информировать профессиональное сообщество психотерапевтов о психологических проблемах образования, о практиках их разрешения, о тех услугах, которые они гарантируют детям и родителям, а психотерапевты и консультанты — осуществлять такое же ответственное информирование относительно возможностей своей практики.

 Пример. Информация о специфических услугах нашего учреждения для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи — «Областной центр диагностики и консультирования» Новосибирской области — помогло бы многим консультантам и психотерапевтам найти для своих клиентов доступные и высокотехнологичные специализированные услуги, решающие целый ряд детско-родительских проблем, связанных с иллюзиями или неадекватными установками родителей, их превратными представлениями об образовательных правах и возможностях их детей. В особенности, это актуально для семей и родителей, воспитывающих детей с особыми образовательными потребностями, с ограниченными возможностями здоровья, с поведенческими нарушениями, детей-инвалидов. Это притом, что учреждение совершенно не нуждается в рекламе и не страдает проблемой набора потребителей своих услуг. Но, к сожалению, многие истинно нуждающиеся в нашей помощи родители и дети не знают о тех возможностях, которые им могли бы быть предоставлены, и теряют немало времени, в попытках справиться с психологическими переживаниями, сопровождающими жизнь семьи с таким особенным ребенком, без оказания продуктивной помощи самому ребенку.

 Второе необходимое условие установления партнерских взаимоотношений школьных психологов и психотерапевтов — личные контакты представителей двух профессиональных групп в форме конференций, семинаров, съездов, мастер-классов с проявлением взаимного интереса и уважения друг к другу, без профессионального снобизма и скепсиса.

 Третье — введение процедур общественно-профессиональной экспертизы спектра и качества психологических услуг, оказываемых частно практикующими терапевтами и консультантами и школьными психологами. Информация со знаком «профессиональное сообщество гарантирует», подтверждаемая качеством реально оказанных услуг, способствовала бы укреплению позитивного имиджа профессии, повышению доверия клиентов к психотерапевтам и психологам в системе образования и, в конечном счете, — усилению мотивации населения на получения психологической помощи, повышающей качество жизни людей.

Четвертое условие сотрудничества — взаимное обучение специалистов, решающих различные проблемы. В частности, известно, что одно из наиболее важных и одновременно наиболее слабых мест в практике работы школьных психологов — консультирование родителей и педагогов. Очевидно, что оно специфично по сравнению с классической психотехнологией консультативной работы с клиентами. Думается, что обретение профессионализма в этом аспекте деятельности — дело времени и специальных усилий самого школьного психолога, и профессиональные психотерапевты и консультанты могли бы помочь своим коллегам значительно продвинуться в этом направлении.

«Когда люди объединяются — они могут значительно больше», — эта простая истина могла бы помочь двум профессиональным группам, работающим в специфических профессиональных сферах, преодолеть состояние мирного сосуществования, которое порой называют «приятной встречей субъектов на краю пропасти, разделяющей их интересы», и перейти к более продуктивным моделям профессионального взаимодействия — к сотрудничеству во имя блага своих клиентов.

Дежурный супервизор

skype
email

Отправьте заявку на супервизию.
Укажите ваш контактный номер телефона.

Мы свяжемся с Вами в течение 15 минут!

Календарь мероприятий

п в с ч п с в
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30