Гришанов А.Н, Котросова С.А., Литошенко И.Ф. Перечитывая Фрейда: анализ статьи З.Фрейда «Сообщение об одном случае паранойи, противоречащем психоаналитической теории» (1915)

Куда исчезает бред по Фрейду?

 

Гришанов А. Н.

В своей статье [1] З. Фрейд рассматривает случай фиксации молодой женщины на своей матери, которая приводит к серьезным проблемам в отношениях с мужчиной. В психоаналитических терминах суть рассматриваемого случая состоит в следующем: в силу жизненных обстоятельств и условий воспитания сформировалась прочная фиксация дочери на матери, которая по определению З. Фрейда носит гомосексуальный характер. В попытках установить близкие отношения с мужчиной у девушки появляется паранойяльный бред о преследовании с его стороны с целью опорочить ее доброе имя, что является скрытым результатом все того же материнского комплекса. З. Фрейд в данной работе стремится подтвердить свои представления о том, что между паранойей и гомосексуальностью существует тесная связь, а также делает общие замечания о процессах в невротическом конфликте.

Давайте переведем психоаналитическую терминологию на простой язык нашей обыденной жизни и поразмышляем о ситуациях, которые возникают в отношениях матери, дочери и ее мужчины (возможно — мужа, возможно — нет), которые могут сильно влиять на психическое здоровье участников этого «треугольника».

Иногда мы сталкиваемся с ситуацией, когда девочка при своем взрослении так и не выходит из зависимых отношений с матерью (формирует «материнский комплекс»), не перестраивается на гетеросексуальные отношения. В этом случае возможные отношения с противоположным полом не вызывают у нее интереса. Диапазон реакций молодой женщины в таких случаях простирается от рационализации — «С ними неинтересно, у них только одно на уме!», до полного отвращения к мужчинам и освоения гомосексуального образа жизни.

Но бывают ситуации, когда связь с матерью не столь сильна или девушка поддается влиянию культурных стереотипов традиционных отношений, и тогда она пытается быть «как все» — мечтает об отношениях, о замужестве, о семье и детях. К сожалению, не разорванная глубинная связь с матерью, сформированная в инфантильный период, исподволь и в этом случае влияет на жизнь уже повзрослевшей дочери.

В своей статье З. Фрейд рассматривает ситуацию, когда девушка пытается психологически перестроиться с матери на «мужской объект», но та незримо присутствует в их отношениях, не отпуская дочь от себя. Кстати, многие психоаналитики отмечают, что часто первый брак для женщины является местом «разборок», но не с мужем, а с матерью для того, чтобы окончательно обрести независимость от ее контроля.

Итак, в статье рассмотрена ситуация, когда девушка пытается перенаправить свое либидо с матери на мужчину. З. Фрейд говорит, что внешняя благополучность отношений с мужчиной может сформироваться, если девушка начнет себя идентифицировать с матерью в ее отношениях с отцом, оправдывая себя следующим образом: «Если мать это делает, то и мне это позволено; я имею такое же право как и мать» [1]. Но как показывает З. Фрейд, даже в этом случае, чтобы сохранить, а не разрушить верность матери, девушка защищается от любви к мужчине с помощью бредовых фантазий о нем — он не уделяет мне должного внимания, он строит какие-то козни против меня и т. д. Наверное, это одна из причин, по которой так часто начальная пылкость брачных отношений куда-то уходит, и молодая женщина начинает задумываться — а не совершила ли она ошибку, ведь рядом с мамой было так спокойно! Возможно, стоит вернуться в родительский дом?

Опираясь на размышления З. Фрейда, можно прийти к выводу, что чем больше дочь привязана к матери, тем некомфортнее ей со своим мужчиной, и тем сильнее она стремится избавиться от него и вернуться к прежним отношениям с матерью. При этом Фрейд убеждает нас, что детская фиксация на фигуре матери обладает большой притягательностью, и психика не желает изменений, противится им. Да и мужчина, как правило, не готов брать на себя роль отца для жены, которая идентифицируется со своей матерью. В наши регрессивные времена скорее можно наблюдать противоположную тенденцию, когда мужчина, обретя себе подругу (женившись), предпочитает оставаться в детской позиции безответственности.

Однако мне представляется, что не стоит обобщать эти выводы З. Фрейда столетней давности. Наблюдая реальную жизнь и общаясь с пациентами, я замечаю, что такой сценарий отвержения мужчины женщиной из-за материнского комплекса, хотя и встречается в жизни, не носит массового характера. И одна из причин этого — общая инфантилизация, что приводит к тому, что проблемы, подобные рассматриваемой в этой статье З. Фрейдом — материнский комплекс, гомосексуальный выбор — возникают и разрешаются без такой обостренной симптоматики как паранояльный бред. Можно сказать, что, если представлять прошлые патологии по работам З. Фрейда, то за последние сто лет различие между «нормой» психического здоровья и патологией значительно уменьшилась. Именно такое положение и стало нормой психического здоровья в постсовременном мире.

 

 

Прочтение дилетантом отдельно взятой статьи З. Фрейда «Сообщение об одном случае паранойи, противоречащем психоаналитической теории» (1915)

 

Котросова С. А.

З. Фрейд дает статье название, которое опровергает в ее содержании.

Автор описывает случай паранойи, который он диагностировал у молодой женщины, и обстоятельства которого на первый взгляд не соответствовали принятым в психоаналитической литературе утверждениям об обусловленности паранойи гомосексуальностью: «девушка пытается защититься от любви к мужчине, непосредственно превратив возлюбленного в преследователя».

Фрейд подробно исследует процесс образования у пациентки паранойяльного бреда, направленного против мужчины, подтверждая в итоге идею об универсальной зависимости мании преследования от гомосексуальности. В конце статьи он излагает общую теоретическую схему процессов, составляющих психическое содержание рассматриваемых событий.

Представляется интересным разобраться в механизме выбора преследующего объекта в рассмотренном клиническом случае и вписать его в указанную схему.

1. Фрейд, ссылаясь на определение К. Г. Юнга, говорит о своеобразной психической инертности, которая обозначается в психоанализе как фиксация, исходным пунктом этой инертности является очень рано произошедшее соединение влечений с впечатлениями и связанными с ними объектами.

В рассматриваемом случае речь идет о сильном, «неподвластном материнском комплексе», который препятствовал процессу развития нормальной сексуальной жизни (30-летняя пациентка не имела отношений с мужчинами). Сформировавшийся комплекс матери (требования Сверх-Я) вступает в конфликт с новым либидонозным течением (влечение Оно) и после первого свидания с мужчиной приводит к образованию симптома.

Конфликт влечений создает фантом измены, когда оба объекта противоположных влечений «устраивают заговор против нее». Причем возлюбленному достаются упреки, а в отношении матери формируется бред преследования в лице пожилой начальницы, — в такой форме осуществляется попытка избавиться от своей гомосексуальной привязанности.

Автор констатирует: «в конце первой фазы конфликта она отдалилась от матери и не присоединилась к мужчине».

2. Фрейд утверждает, что конфликт, который лежит в основе невроза, не завершается симптомообразованием, с обеих сторон появляются новые компоненты влечений, объектом борьбы которых становится сам симптом. Одни стремления (связанные с комплексом матери) пытаются устранить симптом и восстановить утраченную позицию либидо — прежнюю гомосексуальную привязанность к матери. А другие стремления (связанные с гетеросексуальным влечением) хотят его отстоять, то есть поддержать враждебность к матери.

Временная победа гетеросексуального влечения (второе свидание с возлюбленным) заставляет противопоположные силы совершить внутри симптома переход от женского объекта к мужскому.

Симптом — преследование объектом любви (матерью) — смещается вследствие «перераспределения ролей»: освобождаясь от гомосексуальной зависимости от матери, пациентка окончательно идентифицируется с матерью в своих любовных отношениях; следовательно, роль объекта любви смещается с женщины (матери) на мужчину (сослуживца), таким образом, и роль преследователя достается представителю противоположного пола (как объекту привязанности). А конкретные обстоятельства преследования бессознательное формирует из «подручных средств», то есть обстоятельств, сопутствующих следующему свиданию.

Таким образом, первоначальная фиксация на объекте, связанная с ранними влечениями, смещается на другой объект в процессе борьбы с актуальным влечением к мужчине, и на данном этапе побеждает психическая инертность, которая борется с тенденциями к прогрессу и выздоровлению. Образование нового бреда «губит эту любовь и тем самым успешно осуществляет замысел материнского комплекса».

 

Робот паранойи

 

Литошенко И. Ф.

Чем больше Фрейд отдаляется от нас во времени, тем более актуальными становятся его труды. Люди подтверждают это, словно намеренно погружаясь в пространство едва ли не механистических законов, «выточенных» Фрейдом с точностью, необходимой для огранки алмаза. Даже будучи целиком погруженным в психоаналитическое пространство культуры, человек, как правило, мало интересуется психоаналитическим знанием, впитывая знания современной эпохи из продуктов, сделанных на фабрике массовой культуры. Массовая культура становится очевидной заменой матери, усиливая симбиотические тенденции в незавершенной сепарации, поглощая ребенка и создавая из него «одномерного человека», полностью контролируемого и неспособного к выбору. Человек сливается с экранами мониторов и телевизоров, осваивая чужие желания и пытаясь удовлетворить их в навязываемом виртуальном пространстве.

 Наблюдая за тем действом, которое происходит на экранах, можно увидеть четкую патопсихологическую картину эпохи. Наше время становится все более паранойяльным. Это видно как на примерах новостных заголовков, вызывающих наибольший отклик, так и в продукции современного кинематографа. Тема преследования каким-то ужасным Другим множится в заголовках — от Wikileaks к Сноудену и далее, к заголовкам, согласно которым социальные сети собирают, хранят, а затем представляют «кому надо» все наши секреты. По откликам посетителей на новостных порталах можно увидеть их обеспокоенность и отклик на эти проблемы. На этих же струнах играют и рекламные компании, создавая сервисы подобные «Telegram», которые шифруют сообщения, чтобы никто не смог их прочесть. Однако даже набирающему популярность сервису пользователи не доверяют, они считают, что даже система шифров не способна оградить от создания где-то в виртуальном пространстве их «двойника», который может со временем «занять» их место в этой жизни.

Причины подобного паранойяльного настроения интересовали и Фрейда, он обращает на них внимание в случае Шребера и далее в нескольких статьях, в том числе — в «Сообщении об одном случае паранойи, противоречащем психоаналитической теории». В своих работах Фрейд видит причину паранойи в гомосексуальном–нарциссическом выборе объекта. В «Сообщении» Фрейд говорит: «параноик борется с усилением своих гомосексуальных стремлений, что, в сущности, указывает на нарциссический выбор объекта».

Данная идея Фрейда прекрасно проиллюстрирована (скорее всего, без «задней мысли», т. е. без специального намерения её проиллюстрировать) в одном из популярных сериалов «Mr.Robot». К слову, у создателя сериала Сэма Эсмейла было диагностировано обсессивно-компульсивное расстройство и социофобия, поэтому желание самого постановщика в сериале также присутствует. В сериале показан образ паранойи современной эпохи в лице главного персонажа, который способен узнать о каждом человеке всю информацию, просто взломав его аккаунты в социальных сетях. Главному персонажу постоянно кажется, что за ним кто-то следит, однако все его преследователи в итоге оказываются лишь его галлюцинаторными образами, один из таких его преследователей — это «мистер Робот», который как оказывается впоследствии, приходится ему отцом.

Реакция на выпуск сериала была весьма одобрительной, как со стороны зрителей, так и критиков, некоторые зрители даже называют его лучшим сериалом современности. После появления пилотного выпуска, сериал немедленно был продлен на два сезона. Причины этого можно усмотреть в нарастании паранойяльных настроений в обществе. Что, как следствие, вытекает из явления современного нарциссизма, описанного во многих публикациях. Субъект выбирает для себя нарциссический объект, который в данном случае — это образ отца, от которого герой сериала постоянно старается скрыться. Все это отсылает к рассматриваемой статье Фрейда, в которой преследующая Мать, воплощенная во множестве образов Другого становится живым символом нашего времени.

 

Литература

  1. Фрейд З. Сообщение об одном случае паранойи, противоречащем психоаналитической теории // З. Фрейд, Навязчивость, паранойя и перверсия. Москва, ООО "Фирма СТД", 2006. С. 205 — 216.

Дежурный супервизор

skype
email

Отправьте заявку на супервизию.
Укажите ваш контактный номер телефона.

Мы свяжемся с Вами в течение 15 минут!

Календарь мероприятий

п в с ч п с в
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30