Андронникова О.О. Роль семьи в формировании неадаптивных форм виктимного поведения детей

РОЛЬ СЕМЬИ В ФОРМИРОВАНИИ НЕАДАПТИВНЫХ ФОРМ
ВИКТИМНОГО ПОВЕДЕНИЯ ДЕТЕЙ

Андронникова О.О.
Психолог, кандидат психологических наук, доцент; зав. кафедрой практической психологии НОУ ВПО НГИ (Новосибирский гуманитарный институт); член АPА; член ОППЛ,
г. Новосибирск

 

Ключевой проблемой данного исследования является понимание влияния семейного воспитания на формирование виктимного поведения ребенка вообще и неадаптивных его форм в частности. Поведение ребенка – это своеобразный комплекс реакций на происходящие воздействия. Специфика этого поведения будет определяться рядом условий: усвоенными ребенком в семье моделями поведения; спецификой реагирования родителей; образом мира; установками и т.д. Формирование данных моделей поведения происходит в процессе воспитания и образования ребенка. А также зависит от культурной среды проживания и социальных условий. 

Современное общество характеризуется значительными изменениями: высоким темпом жизни; изменениями требований к человеку, его личностным и поведенческим характеристикам (стрессоустойчивость, динамичность), профессиональным навыкам, умениям адекватно реагировать на возросшее число социальных и технократических угроз. Это приводит к разрушению традиционных моделей поведения, переоценке ценностей, снижению способности к безопасному поведению. Особенно актуальна данная проблема в контексте воспитания детей. Многие родители испытывают значительные трудности в определении парадигмы воспитания (то, как воспитывали их – не подходит, а другие модели не сформированы), в вопросах эффективного родительствования, не имеют собственных навыков безопасного поведения, демонстрируют девиантные или виктимные типы поведения.

В этом контексте формирование моделей безопасного поведения детей становится одной из актуальных и сложнейших проблем, которая должна решаться сегодня всеми, кто имеет отношение к детям.

Проблемы сохранения здоровья людей, экологии, безопасной жизнедеятельности приобретают государственный приоритет и должны быть отражены как в образовании, так и в государственной политике по отношению к семье, детям. На первый план выходят вопросы здоровья людей, которые выступают интегративной категорией, обозначающей: 1) физическое здоровье — как стабильное состояние организма, всех основных его систем на высоком функциональном уровне; 2) психическое здоровье — упорядоченность и сбалансированность психических процессов и состояний человека, сформированность безопасных форм реагирования; 3) нравственное здоровье — высокая нравственность, воспитанность человека, соответствие его поступков социально одобряемым нормам и моделям поведения.

Рассматривая вопросы формирования моделей поведения безопасного и опасного (виктимного) типа, необходимо остановиться на вопросе описания опасного и безопасного поведения.

 Феномен безопасного поведения рассматривается чаще в контексте умения реагировать на различные угрозы окружающей среды. Однако анализ современных представлений о безопасности показывает, что проблема постижения сущности безопасности и, соответственно, ее понятийного определения остается пока до конца не решенной: отсутствует в первую очередь понятие безопасности, раскрывающее сущность феномена  [3].

В отечественных и зарубежных научных разработках встречаются два основных подхода к пониманию сущности феномена безопасности, являющихся основой для двух парадигм безопасности:

  • парадигма защищенности, которая основывается на понимании безопасности как отсутствии опасностей, следствием чего является собственное самоутверждение, а основой обеспечения безопасности является борьба с опасностями (угрозами);
  • парадигма самоутверждения, базирующаяся на понимании безопасности как утверждения себя, идеи развития собственных внутренних сил. И потому опасность представляет собой то, что угрожает самоутверждению человека [3].

С нашей точки зрения необходим подход, объединяющий эти две парадигмы, направленный с одной стороны на развитие внутренних сил личности, с другой, на обеспечение определенного уровня безопасности, позволяющей личности развиваться.

Исходя из этого, безопасность мы можем определить как субъективную оценку защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, при наличии условий для реализации и самоутверждения личности. Безопасное поведение в данном контексте может рассматриваться как поведение, связанное с обеспечением максимальной адаптации к условиям окружающей среды, способствующей сохранению жизни и здоровья индивида, при удовлетворении всех основных его потребностями, и субъективно оцениваемое как позитивное.

Виктимность понимается нами как совокупность свойств человека, обусловленных комплексом социальных, психологических и биофизических условий, способствующих дезадаптивному стилю реагирования субъекта, приводящему к ущербу для его физического или эмоционально-психического здоровья. Виктимность — динамическое образование, выражающееся в виктимном поведении и свойственное любому человеку[1]. В контексте нашего исследования как опасная рассматривается степень виктимности, превышающая социальные нормы и выражающаяся в некоторых видах поведения. Наши исследования, проведенные на протяжении ряда лет, позволили нам выделить пять типов виктимного поведения: агрессивный тип, активный или саморазрушающий тип, инициативный, пассивный, некритичный тип[2]. Как наиболее опасные выступают агрессивный и саморазрушающий типы поведения.

Рассматривая виктимное поведение как явление системное, связанное с потенциальной или реализованной предрасположенностью лица становиться жертвой, мы опирались на идею о взаимозависимости внешних актов поведения и их внутренней составляющей. В этом свете встает вопрос о детерминированности поведения и его релевантности. Для целей нашей работы, необходимо понять, какие факторы и условия приводят к формированию виктимного или безопасного поведения и выявить возможности для целенаправленной трансформации опасных форм виктимного поведения.

Теоретически и экспериментально исследуя вопрос об особенностях возникновения и детерминации поведения, необходимо отметить совокупность факторов, выделенных нами в качестве причин возникновения типичных поведенческих реакций отдельной личности. К ним относятся особенности удовлетворения основных потребностей, в первую очередь — в любви, одобрении, признании; особенности личностных структур (самооценка, Я-концепция); мотивационная готовность действовать определенным способом; поведенческая готовность лица, выражающаяся в существовании набора закрепленных (взятых из семьи или ближайшего окружения) и поддерживаемых социальной средой моделей поведения.

Изучая особенности виктимного или безопасного поведения и факторы, детерминирующие виктимизацию личности, необходимо обратить внимание на особенности формирования моделей поведения на разных этапах онтогенетического развития. Особое значение в анализе онтогенеза ребенка придается таким факторам, как характер воспитания, наличие и содержание психической травматизации, система взаимоотношений с родителями и сверстниками.

Специфика развития моделей поведения ребенка может быть объяснена поэтапным системным воздействием на ребенка перечисленных факторов на разных стадиях онтогенитического развития. С точки зрения степени влияния факторов на формирование и закрепление моделей нам видится своеобразная смена иерархии воздействия, связанная с возрастными особенностями и задачами возраста. Так, в первые месяцы жизни на первом месте оказывается внутрисредовое семейное влияние, связанное с удовлетворением основных потребностей ребенка, формированию у него базового ощущения безопасности (или опасности) мира, на основе которого в дальнейшем будет формироваться «картина мира» и фактор базового доверия. На ранних этапах развития ведущим в иерархии становится фактор внутрисемейного воспитания, и в первую очередь специфика поведения матери, которая в дальнейшем уступает место фактору отцовского влияния, и сдвигается в нижнюю часть иерархии к подростковому периоду. Начиная со школьного возраста значимыми становятся модели поведения сверстников, пик иерархического влияния которых приходится на подростковый возраст[1].

Социальная среда также оказывает влияние на формирование поведения, но на первых этапах взросления — опосредовано, через состояние и самочувствие родителей. Модель безопасного поведения у ребенка формируется, по нашим исследованиям, если наблюдается теплота по отношению к ребенку в семье (r ≤0,01), ощущение счастья у его матери (r ≤0,05), способность любить (r ≤0,01), адекватная самооценка (r ≤0,01), позитивная оценка матери со стороны отца (r ≤0,05). Вероятность развития безопасных форм поведения ребенка по нашим исследованиям достоверно выше (r ≤0,01), если мать довольна своим положением в жизни и в уходе за ребенком участвуют оба родителя. По сути, на этой фазе развития ребенка происходит соединение биологической наследственности новорожденного с его социальным наследием.

В дальнейшем воздействие социальной среды изменяется. Сначала среда воздействует через специфику отношения родителей друг к другу и ребенку, мироощущение родителей. На этом этапе развития ребенок становится самомотивированным, то есть стремится вести себя так, как ожидают родители. Кроме того, на третьем году жизни ребенка появляется идентификация его с родителями, что приводит его к умению действовать «как другие», то есть копированию моделей поведения родителей.

Степень влияния среды, несомненно, возрастает, когда ребенок вступает в социальные институты, для получения образования. Заметим, что деформация привычных форм поведения и формирование новых на этом этапе, определяется прежним опытом ребенка, сформировавшимися формами поведения. Тем не менее, влияние субкультурных норм и сложившихся приоритетов в подростковый период определяет специфику поведенческого реагирования. Модель безопасного поведения в данный период наполняется такими факторами как[1]:

  • личностные особенности ребенка (r ≤ от 0,05 до 0,01)  (смелость в общении, самоуглубленность, радикализм, общительность, эмоциональная устойчивость, доминантность, моральная нормативность, низкая тревожность, самостоятельность, адекватная самооценка);
  • специфика родительского воспитания (r ≤ от 0,05 до 0,01)  (низкая директивность и враждебность в воспитании со стороны отца и матери, последовательность в воспитании, позитивный интерес и принятие, сочетающиеся с оптимальным уровнем автономности, эмпатия по отношению к ребенку, его автономность);
  • социальные отношения (r ≤ от 0,05 до 0,01)  (ощущение включенности «Я в Мы» и социальной поддержки, наличие безопасной образовательной среды учебного заведения).

В этом случае именно изменение социальных воздействий может стать механизмом трансформации опасных форм виктимного поведения ребенка в более социально одобряемые и поэтому менее опасные. Таким образом влияние семьи на формирование адаптивных или неадаптивных форм виктимного поведения колоссально. Жестокое обращение, насилие, пережитое в детстве, неадекватные формы семейного воспитания могут приводить к долгосрочным последствиям, зачастую влияющим на всю дальнейшую жизнь.

 

Литература

1. Андронникова О.О. Виктимное поведение подростков: факторы возникновения и профилактика: монография.  - Новосибирск: НГИ, 2005 – 300 с.

2. Andronnikova О.О. Research of psychological factors emergence Victim Behavior of teenagers. INTERNATIONAL JOURNAL OF ACADEMIC RESEARCH. -  Vol. 2, No. 3, May 2010. – с.241-245

3. Рыбалкин Н.Н. Природа безопасности/ Н.Н.Рыбалкин //Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. №5. 2003.  С. 36-52.

Дежурный супервизор

skype
email

Отправьте заявку на супервизию.
Укажите ваш контактный номер телефона.

Мы свяжемся с Вами в течение 15 минут!

Календарь мероприятий

п в с ч п с в
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31